ВВЕДЕНИЕ

Свобода, стань дерзаний целью.

Сердца открыты для мечты.

О мире, столь же нераздельном,

Сколь неслиянном, грезишь ты.

 

Занимаясь айкидо, я иногда испытываю чувство, что это не я что-то делаю, а скорее айкидо что-то делает со мной. Мы с партнером попеременно то нападаем друг на друга, то защищаемся. Наши движения быстры и открыты. Они сменяют друг друга настолько стремительно, что мы совершенно теряем чувство времени и места. Мы наполняемся новой энергией. Кажется, что все вокруг начинает расширяться.

Это минуты самоутверждения и жизненности, вдохновения и уверенности. Они вселяют в нас радость и чувство небывалой свободы.

Со стороны айкидо напоминает танец. Это искусство, полное динамики. Выполняемые в произвольной форме захваты и броски следуют друг за другом быстросменной чередой. Тренирующиеся бойцы то сходятся вплотную, то отходят в сторону. Их хакамы - как паруса на ветру, (Хакамы - это широкие штаны в складку. Те, кто занимается айкидо, часто надевают их на свои дзюдовки.)

Немного необычные движения могут обмануть тех, кто никогда раньше не видел айкидо, Они могут подумать, что видят только тренировку, а в настоящем бою все бывает по-другому. Но при занятиях айкидо и его демонстрациях не бывает ни победителей, ни побежденных. Можно увидеть лишь урок увеличения чуткости. Тренирующиеся партнеры не пытаются одерживать побед. Их цель - расширение сознания. Умение защищаться вырабатывается при этом как бы само собой. Настоящий смысл тренировочного процесса не в приобретении боевого мастерства, а в том, чтобы научиться сочувствию, сопереживанию,

Я разговаривал со многими людьми, занимавшимися айкидо, и, спрашивая об их ощущениях, получал самые разные ответы. Например, один из моих друзей сообщил следующее: "Это произошло, когда я прозанимался айкидо примерно год. Мой партнер выполнил бросок. Он бросил меня, и за какую-то секунду я испытал нечто вроде бесконечного расширения. У меня было такое чувство, что я плыву в пространстве, где нет ни верха, ни низа, ни левой, ни правой стороны, и хотя я при этом осознавал факт существования всех привычных вещей, они в тот момент были для меня совершенно ненужными, Испытать чувство такого обновления - в этом и состоит цель наших тренировок".

Сегодня, когда я занимался айкидо, я почувствовал себя летящим воздушным змеем. Да-да, я был этим змеем. Мое тело наполнилось ветром, и я летел. Атаки моего партнера были ни чем иным, как порывами бури. Он хотел сбить меня на землю, но я взлетел вверх и оказался выше его. Его атака была для меня игрой воздуха и неба. Эти стихии не сбили меня с ног, но подхватили и подняли ввысь.

Мы продолжили тренировку. Ее воздействие на нас было очевидным. Я, по-прежнему, оставаясь воздушным змеем, начал освобождаться от нитей, связывающих меня с землей. Этими нитями были запечатленные в моей памяти шоковые события, которые я пережил в течение жизни. Как и большинству других людей, мне пришлось столкнуться со многими физическими и эмоциональными проблемами. Боль и душевные раны, полученные мной в результате этих столкновений, стали причиной многих болезненных ожиданий, которые блокировали любую мою попытку жить спокойно и безмятежно. Мои многочисленные и разнообразные страхи притягивали меня к земле, подобно нитям, к которым привязывают бумажного змея. Что они так и будут тянуть меня вниз? Только не сегодня. Я освободился от них, отпустил их от себя. Пусть на сегодня, пускай лишь на несколько секунд, но я свободен!

Вчера во время тренировки я почувствовал себя призраком. Все усилия моего партнера нанести мне удар были бесполезны, ведь призраки неосязаемы. Мне стало казаться, что партнера как бы и нет в зале. Он стал похожим на стену из воздуха или на пустотелую оболочку, покрытую лишь тонким слоем дерева. Плоть его тела стала иллюзорной. Я мог пройти сквозь него. У него не было никакой массы. На самом деле он был плотным и сильным, но это не было препятствием для моего духа. Мы были на разных планах бытия. Не было столкновения, было лишь чувство доброго внимания к партнеру. Не желание контратаковать, но лишь стремление, расширившись, охватить его своим чувством. Только сочувствие. Только любовь.

В другой раз, где-то через неделю, я почувствовал во время занятий, что держу сверкающий меч. Я ощущал его в своих руках. Он был живым, и сам по себе с высокой точностью совершал рубящие движения. Это было поразительно.

В какой-то момент я понял, что этот меч — я сам. Этот момент вдруг вытянулся и искривился, и этот искривленный момент, оказывается, и был лезвием меча. Казалось, что этот момент никогда не закончится. Лезвие меча было тоньше волоса. В мире не было ничего такого, чего не мог бы пронзить или прорубить этот меч. О, каким легким я стал! Я мог дотянуться до самой далекой точки!

Но интереснее всего было то, что рубить этим мечом вовсе не означало наносить ранения. Его касание было целительным. От этих касаний у моего партнера прибавлялись жизненные силы, Я был способен обновить и улучшить весь его организм. Это было лечение, которое осуществлялось каким-то непонятным мне нежным и тонким способом. У меня было впечатление, что происходит нечто хорошее, такое, что в идеале должно происходить всегда.