Глава 5. ПУТЬ К ДОСТИЖЕНИЮ ГАРМОНИИ СО ВСЕЛЕННОЙ

Почему вопрос о бесконфликтности столь важен? Давайте вернемся к моему первому вопросу: "Что такое айкидо?" В вольном переводе с японского "айки-до" приблизительно означает: "Путь к достижению гармонии со Вселенной".

"До" - это путь, путь святых, путь трансцендирования, путь к глубинной истине, находящейся в сердце Вселенной. "Ай" - значит покров. Образ, маскирующий пустоту. Это также имеет смысл чего-то среднего между понятиями смешения, уравновешивания, сочетания и гармонии. "Ки" - это дух в глубочайшем смысле этого слова. Это понятие используется для описания энергии или жизненной силы, которая, в соответствии с древними учениями Востока, пронизывает весь Космос.

Данный перевод слова "айкидо" говорит о том, что айкидо имеет не только физическое измерение, но также ментальное и духовное измерения. Я уже пользовался этими категории и хочу рассмотреть их подробнее. Они очень полезны для словесного объяснения айкидо.

Используемые в айкидо методы тренировки физически очень динамичны. Уэсиба создал свои собственные приемы и разработал свои способы их выполнения. Многие пытаются копировать форму боевого искусства Уэсибы, и многие учителя айкидо до сих пор видят свою главную задачу в том, чтобы сохранить его приемы в неизменном виде.

Трудно сказать, хорошо ли это или плохо, поскольку Уэсиба с •годами менял свои приемы. Становясь старше и оттачивая свое мастерство, он изменял используемые в айкидо движения. Движения его учеников, изучавших айкидо в 40-е годы, отличаются от движений учеников 50-х и 60-х годов. Движения учеников более раннего периода более разнообразны, более грубы и в меньшей степени насыщены любовью.

Уэсиба делал основной акцент на некоторые базовые формы. С того дня, как он начал разрабатывать айкидо, до самой своей кончины, наступившей в 1969 году, он использовал несколько похожих друг на друга приемов. Им то и нужно уделять основное внимание: такое решение было принято сыном и внуком Уэсибы. Его сын, а теперь и его внук обучают приемам Уэсибы так, как, по их мнению, этого хотел бы сам Уэсиба. Однако здесь они находятся в разногласии со многими другими учителями айкидо, которые считают. что Уэсиба хотел совсем другого. Многие из них имеют больший опыт занятий айкидо, чем сын и внук Уэсибы.

В течение многих лет я тренировался по методике, предложенной сыном и внуком Уэсибы, однако этот подход не оправдал моих надежд. Чем больше я занимался, тем больше споров возникало у меня с моими друзьями по поводу того, какие движения следует считать технически правильными, а какие нет. "Вот в этом движении мизинец должен доходить до носа". "Вовсе нет, он должен Доходить до уха". Наши споры были почти такими же смехотворными, и решить их могла лишь ссылка на авторитетный источник. Но беда была в том, что авторитеты не были в согласии друг с Другом.

Что-то было не так, и это что-то было очень серьезным. Казалось бы, количество наших споров с годами должно было уменьшаться, однако, на самом деле, оно увеличивалось. К этому времени я начал осознавать значение принципа "средства - цель", как процесса. Я стал понимать, что, фактически, обучаюсь техническому, физическому подходу. И тогда я задался вопросом, а в чем же суть айкидо?

Примерно в то же самое время я немного тренировался с учителем айкидо, во многом непохожим на других учителей, с которыми мне приходилось встречаться. Для него не имело значения, насколько жестко или насколько быстро я атаковал его - при всех моих атаках я чувствовал, будто проваливаюсь в дыру. В точке, куда я наносил удар, ничего не было.

Я ничего не мог с этим поделать, и продолжал проваливаться в дыру с каждой своей атакой, но удивительно было не только это. Меня поражало то, что проваливаться было приятно. Мое падение было настоящим удовольствием. Упасть на лицо было настолько привлекательно, что от этого невозможно было отказаться. Истинную радость доставляло попадание в вакуум, который, казалось, образовывался на том месте, где стоял этот человек, и куда были направлены

мои атаки.

Более того, когда этот учитель захватывал меня, я не ощущал никакой физической силы, которая удерживала бы меня прижатым к татами. Я не чувствовал ни боли, ни давления. Я просто утрачивал желание двигаться. Я не хотел ничего делать, только спокойно лежать. Удовольствие состояло в том, чтобы не бороться, не сопротивляться.

Это было айкидо такого вида, о котором я прежде только читал в книгах. Оно стало новым опытом для меня, хотя до этого я много лет тренировался, занимаясь айкидо в разных уголках мира. Так мне удалось впервые почувствовать более глубокую суть айкидо Уэсибы.

Уэсиба считал, что-то, что он делает, всегда представляет собой нечто большее, чем умные трюки, связанные с равновесием и с телом. В его айкидо присутствовала, например, идея гармонии, предполагавшая определенное умственное отношение к физическим тренировкам. Каждый прием должен был сопровождаться чувством. Чувством взаимной близости и сотрудничества.

Иными словами, тренировка представляла собой нечто намного большее, чем повторение набора движений до тех пор, пока он не станет второй натурой. Нечто намного большее, чем выполнение движений с точностью автомата. Чувство близости и сотрудничества требовали гармонии, а гармония - чуткости. Поскольку каждый новый партнер всегда отличается от предыдущего, движения айкидо должны быть разными применительно к разным партнерам. Каждый партнер движется по-своему. Различие ощущается даже при выполнении разными партнерами одного и того же приема. Эффективно выполнять приемы - это значит чувствовать, кто такой ваш партнер, ловить его ощущения.

Чуткость даст вам яркое впечатление о том, какими своеобразными и интересными могут быть люди. Кроме того, она сплачивает людей. Айкидо, наполненное чуткостью, является практическим способом реагирования на особенности различных людей, а, кроме того, оно является средством развития гармонии во всей социальной сфере.

Чуткость дает вам возможность хорошо выполнять отдельные приемы независимо от того, кем окажется ваш партнер- Если ваш партнер неуклюж, то ваша чуткость позволит вам извлечь пользу из его неуклюжести. Вы можете преобразовать его движение в другое, более правильное. Чуткость позволяет вам делать и другие вещи более удобными для вашего партнера и более соответствующими тому способу, которым вас атакуют. Она дает вам возможность свободно и естественно реагировать на ситуацию, в которой вы оказались. Кроме того, она показывает вам, как строить жизнь в гармонии с другими людьми, не умаляя собственной индивидуальности.

Чуткость - это нечто большее, чем реагирование на своеобразие различных людей. Люди конфликтуют друг с другом- Во время тренировок вас атакуют, используя для этого бесконечное количество разных способов. Быть чутким - значит уметь реагировать на любые, беспредельные по разнообразию движения атакующего,

Этот вид чуткости также показывает вам, какими бесконечно разнообразными могут быть люди. Он способствует утверждению настоящего духа товарищества в любой группе, где постоянно работают над воспитанием этого качества. Он очень наглядно показывает, что вы всегда можете найти способ полностью выразить себя, одновременно утверждая личность других людей.

Чуткости нельзя научить. Учитель может создать вам возможность почувствовать ее. Чем лучше учитель, тем лучшие возможности он создает. Хорошие учителя понимают, на какой стадии обучения находится ученик, что ему следует делать на следующей стадии, и создают ему возможности для этого.

Многое здесь зависит оттого, как учитель ощущает ученика. И опять же, чем лучше учитель, тем яснее и сильнее у него эти ощущения.

Для чего мы все это говорим? Куда мы клоним? А вот куда. С точки зрения Уэсибы, ни чуткость, ни гармония не являются