Глава 13. ДОБРОЕ СЛОВО И РАЗЖАТЫЙ КУЛАК

Духовное измерение айкидо - это то, о чем сложнее всего рассказывать. Очень трудно говорить о духе или душе, не прибегая к религиозному языку. Этим языком можно говорить о самых тонких человеческих чувствах. С его помощью можно обсуждать великие вопросы, например, "Что такое Бог?" или "Что хочет Бог?" Он позволяет выражать тонкие чувства словами и позволяет отвечать на эти вопросы словами.

Эти вопросы и ответы весьма абстрактны по своему характеру. Слова имеют большое значение, но для различных людей они могут означать разные вещи. Например, когда христиане цитируют Библию, или буддисты ссылаются на буддийские писания, или же когда мусульмане приводят выдержки из Корана, мне бывает удивительно, как люди одной веры могут, используя одни и те же слова, вкладывать в них такой разный смысл.

Я привожу здесь большое количество высказываний Уэсибы потому, что он основатель айкидо. Он много говорил о том, что такое айкидо, и чем оно должно стать для современного мира, Его словам можно доверять.

Он был религиозным человеком и пользовался языком религии. В связи с этим я хочу рассказать пару историй, которые помогут мне практически показать, кем, по моему мнению, был Уэсиба.

Первая история не имеет отношения ко мне самому. Мне рассказал ее Терри Добсон. Эта история об уроке, который он получил во время поездки на пригородном поезде в предместье Токио.

Добсон ехал один в полупустом вагоне. На одной из маленьких станций в вагон влез здоровенный, очень агрессивный и сильно пьяный детина, который начал терроризировать всех пассажиров вагона. Он был весь грязный, непрерывно бранился и был готов ударить любого из перепуганных пассажиров.

Добсон изучал айкидо под руководством Уэсибы. Он был молод, тренировался каждый день и находился в хорошей форме. Каждый день Уэсиба говорил ему и другим ученикам, что приемы айкидо можно использовать за пределами тренировочного зала только в случае крайней необходимости, если нужно защитить других людей. Добсон помнил, как Уэсиба не уставал повторять вновь и вновь, что айкидо - это искусство примирения. Использовать его для усиления своего эго, для доминирования над другими людьми значит предать все цели, ради которых изучалось это искусство. "Наша миссия улаживать конфликты, а не создавать их", - учил Уэсиба.

Несмотря на эти наставления, Добсон с нетерпением ждал случая, когда можно будет на практике применить айкидо для самозащиты. Агрессивно настроенный пьяница давал прекрасную возможность попрактиковаться- Он, несомненно, представлял собой угрозу для людей, которую следовало устранить. И поэтому, когда хулиган повернулся к Добсону, тот вызывающе послал ему воздушный поцелуй и спокойно ждал нападения.

Пьяница набычился, приготовившись к атаке, В тот самый момент, когда он уже готов был наброситься на Добсона, маленький  старичок, сидевший рядом, очень дружелюбно окликнул его. Пьянчуга оглянулся на старичка и, полный гнева, сделал угрожающее движение в его сторону. Но старичок не испугался, а начал беззаботно болтать об удовольствиях, которые доставляет алкоголь, о своей жене и о своем саде.

Неожиданно вся ярость пьяницы куда-то улетучилась, и он начал рыдать. Причиной его буйства было отчаяние. Это был одинокий, бездомный и безработный человек. Он не получил ни кусочка от обещанной всем японцам хорошей жизни. Когда Добсон выходил на своей станции, голова пьяницы лежала на коленях утешающего его старика.

Добсон был посрамлен. Он желал драки, хотел применить свое знание айкидо, чтобы силой навести порядок. Он больше стремился к конфликту, чем к его улаживанию. А старичок ликвидировал конфликт своей дружелюбной болтовней. Это старик, а вовсе не Добсон, применил айкидо.

Добсон признавался, что чувствовал себя в тот момент примитивным, лишенным чуткости и бессердечным человеком. Он стал свидетелем триумфа доброты без насилия. Он наблюдал примирение в действии. Ему удалось увидеть настоящее айкидо. По словам Добсона, этот момент стал поворотным в его жизни.

Другая история также не связана со мной. Мне ее рассказал Сента Ямада. Ямада был одно время учеником Уэсибы, но эта история относится к тому периоду его жизни, когда он сам был учителем айкидо в Англии. Ямада рассказывал, что он и его ученики имели обыкновение заглядывать после тренировок в местный паб - выпить пива и поговорить об айкидо.

Однажды, когда они сидели в пабе и вели обычную беседу, Ямада заметил рослого англичанина, который сидел у стойки бара, пристально глядя на него. Немного погодя, этот англичанин подошел к Ямаде. Должно быть, он знал, что Ямада - учитель боевых искусств. Он приставил кулак к лицу Ямады со словами: "Ну-ка, попробуй разжать его".

Ямада был худощавым и невысоким человеком, а англичанин имел могучее телосложение, ручищи с выпуклыми мускулами. Ямада посмотрел на сжатый кулак, почти упиравшийся в его лицо, и подумал: "Я не смогу разжать этот кулак. Этот человек очень силен. Мне не найти способа разогнуть эти пальцы".

Чувствуя на себе взгляды учеников, Ямада читал их мысли: "Как поступит наш учитель? Как он ответит на этот вызов? Как он выйдет из этого положения?" Англичанин с видом победителя смотрел на него сверху вниз, уверенный в том, что ему удалось продемонстрировать превосходство мышц над умением мастера боевых искусств.

Надо было что-то делать. Ямада полез в карман, вытащил оттуда несколько денежных купюр и протянул их англичанину. Англичанин, не раздумывая, разжал свой кулак и взял деньги.

Все, засмеялись, в том числе и сам англичанин, который понял, что его перехитрили. Однако поскольку его провели таким неагрессивным способом, он не стал больше задираться. Рассмеявшись, он удалился, покачивая головой. Он получил хороший урок, кое-что узнав о своей любви к деньгам, которая взяла верх над желанием побахвалиться своей силой. Ученики Ямады тоже получили урок: их учитель ответил на вызов ненасилием. Дух примирения восторжествовал.