Глава 12. ДУХОВНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

"Отпускание" возможно только тогда, когда у нас есть большая цель. Результатом наших мелких устремлений могут стать лишь столь же мелкие достижения, которые будут нас разочаровывать вновь и вновь, как это происходило со мной в течение многих лет. И все это благодаря тем хитростям, к которым прибегают мозг и тело, чтобы только быть отделенными друг от друга. Несмотря ни на какие наши усилия, они по-прежнему будут управлять нашим поведением, как в социальном плане, так и в аспекте самообороны.

Чувство более крупной цели - вот с чего начинал Уэсиба. "Путь будо (боевого искусства), - говорил он, -состоит в том, чтобы слить свое сердце с сердцем Вселенной и исполнять нашу миссию любви и защиты всех живых существ с помощью нашего возвышенного духа. Приемы будо - это лишь средства для достижения этой цели".

Возвышенный дух - вот что, по замыслу Уэсибы должно воспитывать в людях его искусство, возвышенный дух не для отдельных личностей, а для всех людей, В этом он видел путь "достижения согласия в мире" и объединения человечества в "одну семью".

По мнению Уэсибы, некоторые боевые искусства имеют разрушительный характер, а другие - созидательный. Разрушительные виды боевого искусства вносят в мир дисгармонию и разлад, тогда как созидательные несут гармонию и мир. Последние не имеют ничего общего с соперничеством и нанесением поражения противнику. Это "истинное будо".

Лозунг истинного будо - "давать жить всем живым существам". Это значит - не воевать друг с другом и не убивать друг друга.

Уэсиба никогда не использовал айкидо для борьбы или убийства. Он никогда не стремился одержать победу над другим человеком по той простой причине, что он никогда не сражался. Многие люди вызывали его на бой, но Уэсиба ощущал себя единым со Вселенной. Любой человек, напавший на него, нападал на всю Вселенную. Он нападал на самого себя и был побежден еще до начала своей атаки. "Те, кто несут мысли разлада, -  говорил Уэсиба, - побеждены уже с самого начала".

Но как люди могут избавиться от своего духа соперничества? Каким образом нарушители спокойствия могут изменить свое поведение? Что можно сделать для того, чтобы очистить их от намерений нести разлад людям? Что может дать им более гармоничное мировосприятие?

Уэсиба вполне конкретно отвечал на эти вопросы. "Прежде всего, — учил он, — вы должны сделать так, чтобы вашим сердцем стало сердце Всевышнего. Это Великая Любовь, которая во все времена присутствует в любом уголке Вселенной. В любви нет разлада. У любви нет врагов. Несущий разлад ум, предполагающий наличие врагов, уже несовместим с Божьей Волей".

Другими словами, истинное будо является "работой любви..., а любовь - это божественная защита для всех и вся". "Ничто, - утверждал Уэсиба, - не может существовать без нее". Он хотел, чтобы каждый смог воплотить в себе чувство вселенской любви. Он хотел, чтобы айкидо несло любовь тем, кто занимается им, кем бы они ни были, и где бы ни находились. Для Уэсибы это не просто теория. Это общая задача, которую он ставит перед людьми, не желая ничего более важного. Многие великие религиозные учителя ставили перед людьми эту же самую задачу. Многие, видимо, еще будут ее ставить в будущем. Миссия Уэсибы - преподнести эти идеи современному миру.

В чем же состоит задача, которую Уэсиба ставит перед людьми. Ответ очень прост - всегда, каждый день улучшать мир с помощью любви. "Делайте это, - призывает Уэсиба, - поменьше разговаривайте об этом, побольше делайте. Найдите в себе любовь и наполните ею свою повседневную жизнь. Не ограничивайтесь словами других людей об этом. Делайте это сами, и вы увидите, что произойдет. Только таким путем вы обретете "великую силу" единства с природой".

Истинное будо заключается в том, чтобы быть "наедине с Вселенной, то есть, уметь слиться с центром Вселенной". Это не значит быть привязанным к жизни или смерти, к другим людям или же к идеям добра или зла. Это значит - предоставить все Богу, не только в смысле самообороны, но буквально все в жизни.

Как ни странно, но такая непривязанность не приводит к безропотному согласию со всем, тем более к превращению в удобный коврик под ногами сильных людей. Совсем напротив. Вы будете действовать, причем действовать намного энергичнее, чем прежде, намного свободнее и эффективнее, и это даст самые положительные результаты применительно к вашей конкретной ситуации.

Уэсиба хотел, чтобы айкидо было истинным будо, чтобы оно помогало всем людям расти и развиваться. Он верил, что айкидо играет свою, пусть и небольшую, роль в завершении создания Вселенной. "Сначала вы относитесь к айкидо, как к боевому искусству, - говорил он, - а затем - как к способу служения делу создания Мировой Семьи. Айкидо не для одной страны или, какой-либо иной обособленной общности. Единственная цель айкидо - выполнять работу Бога".

Уэсиба не был Богом, но знал, что такое божественность для этого мира. И он советовал людям, как им жить, как поступать и как учиться, чтобы они сами смогли понять это. Рекомендованный им путь - это "путь любящей защиты всего сущего духом умиротворения и согласия".

Что Уэсиба понимал под словом умиротворение? Для него это’ значило дать всем людям возможность выполнения их жизненного предназначения, сделать мир таким, чтобы каждый мог осуществить свою жизненную миссию.

Не всегда бывает ясно, в чем может состоять миссия того или другого человека. Каждому приходится умирать, и это тоже может быть жизненной миссией. Возможно, что одним из аспектов "любящей защиты" является смирение каждого человека с приближением смерти.

Здесь нет готовой формулы для каждого, нет конкретных рецептов умиротворения ума перед лицом приближающейся кончины. Я думаю, что полезно оказывать моральную помощь людям, готовящимся отойти в мир иной. Но готовых формул такой помощи нет. Здесь многие люди предлагают свои подходы. Айкидо ~ это предложение Уэсибы, это его помощь человечеству.

Поскольку айкидо является боевым искусством, оно культивирует спокойное приятие смерти. Духовное приятие ее неизбежности, если не от руки одного, значит от руки другого или третьего напавшего на тебя бойца, обеспечивает возможность снятия физического и умственного напряжения. Тело и ум, освободившиеся от напряжения и от страха смерти, могут ответить на нападение наиболее спонтанным и наиболее эффективным образом.

"Меня атакуют, — думает человек. - Я могу умереть. Я приму свою смерть всем сердцем. Но я не буду сражаться так, чтобы умереть бездумно, как автомат". Парадоксально, но такое полносердечное приятие возможной смерти освобождает человека, позволяя ему двигаться более естественным и творческим образом, что увеличивает его шансы остаться в живых.

А если человек имеет разрушительную жизненную миссию, что тогда? В мире, где каждый может выполнить свое жизненное предназначение, имеют ли право на существование такие люди, как, например, Гитлер, стремящийся произвести "очищение арийской расы", санкционирующий массовое истребление евреев, цыган, гомосексуалистов, славян и коммунистов? Конечно же, нет. Убийство не может быть "любящей защитой". Как можно позволить кому-то осуществлять такую человеконенавистническую миссию, если мы с вами верим в то, что каждый заслуживает "любящей защиты"? Бывают времена, когда приходится драться. Но они бывают нечасто.

Зловещие замыслы Гитлера - хороший пример, того, что Уэсиба называл "дьявольским сознанием". Он говорил, что миссия айкидо - превратить мир дьявольского сознания в мир духа. Основной смысл айкидо состоит в том, чтобы создать мир, в котором преобладала бы любящая защита. Он считал, что к этому должна стремиться любая здоровая нация. И этим духом должны быть проникнуты все науки, призванные служить человечеству.

Уэсиба говорил, что такая миссия не может выполняться ничего не соображающими людьми, зацикленными на привычных умственных установках. Эта миссия для самоотверженных людей, стремящихся к духовным постижениям. Она для искренних людей, стремящихся, прежде всего, к самосовершенствованию, и лишь потом к исправлению других людей.

"Тот, кто хочет изучать айкидо, - говорил Уэсиба, -должен раскрыть свой ум, с помощью айки воспринимать откровения свыше и практически выполнять их. Он должен понять великое очищающее действие айки ... и не сопротивляться своему исправлению... Это не корректировка других, а корректировка собственного ума".

Что Уэсиба имел ввиду, говоря о великом очищающем действии айки? Он называл айкидо одним из методов "мисоги", одновременного очищения духа, ума и тела в соответствии с древним ритуалом.

Это очищение достигается радостной тренировкой, постоянным размышлением о тренировочном процессе и, самое главное, тщательным соблюдением того, что он называл "истинными образами полноты создания множества благочестивых существ". "Это должно стать вашей личной основой для просвещения.. .- учил Уэсиба. - Без знания этих истинных образов вы никогда не достигните единства с Истиной Всеобщего, независимо от того, владеете вы чем-либо еще или нет. А без этого единства вряд ли вы сможете выполнить в этом мире вашу жизненную миссию человека".

Эта миссия состоит в истинном познании себя, оказании помощи другим людям в их самосовершенствовании и в возвращении к чувству единства между собой и Вселенной. "Когда боги дают нам услышать отзвук души Вселенского Замысла, рассказывал Уэсиба, - мы приобщаемся к беспредельной силе, к той силе, которая соединила Вселенную, сотворив ее в мире и гармонии".