Ямагучи Гоген

Ямагучи Гоген (20.01.1909 – 20.05.1989), по прозвищу "Кот", один из самых известных мастеров каратэ стиля Годзю-рю. Ямагучи родился в г. Кагосима префектуры Миядзаки на о. Кюсю. Он был третьим из десяти сыновей Токутаро Ямагучи.

Ребенком он начал заниматься кен-дзюцу в школе Кирино Тосиаки (Дзигэн-рю). Кирино считался одним из лучшим японских фехтовальщиков того времени. Говорили, что он мог разрубить мечом падающую каплю воды. Хотя при этом известно, что он проиграл поединок мастеру Сюри-тэ, Адзато Анко, противопоставившим его мечу голые руки. Правда, Адзато прекрасно знал технику Кирино, так как и сам владел школой Дзигэн-рю.

С 1922 г. Ямагучи занялся изучением окинавского каратэ под руководством Такэо Маруты. Сам Ямагучи позже говорил об этом времени так: "Я заметил, что после нескольких лет регулярных занятий каратэ, мое физическое состояние полностью изменилось. Очень сильно возросла сила ног и поясничных мышц, значительно укрепились мышцы и кости. Кроме этого, я понял, что я в состоянии спонтанно отразить любое нападение".

После школы Ямагучи  поступил в университет Кансэй в Киото, а через год перешел в Рицумэйкан, который в 20-х - 30-х гг. XX в. выполнял, в основном, функции центра подготовки административных кадров для "захваченных территорий".

Там он стал руководителем университетского клуба каратэ. В то время он сам и его ученики были вынуждены часто драться с мастерами других боевых искусств и с различными уличными бандами. Когда Ямагучи только начал обучать каратэ, его методика преподавания была довольно сумбурна. Представители других направлений говорили о том, что стиль Ямагучи больше напоминал уличную драку, а по словам его сына, Госэя Ямагучи, он (Гоген) изобрел свой собственный метод тренировок.

Примерно тогда он и услышал о Годзю-рю и о мастере Мияги, который стал регулярно проводить тренировки в Японии. После встречи с Мияги, Ямагучи стал одним из его последователей и полностью посвятил себя изучению Годзю-рю. К 1932 г. у него был 10-летний стаж практики каратэ и это существенно помогало при изучении нового для него стиля. Как сам он рассказывает, Мияги и дал ему имя Гоген, что означает "Врата в Годзю". Ямагучи говорил о Мияги: "Я никогда не встречал человека столь замечательного, как Мияги-сэнсей. Спокойный на вид, но обладавший невероятной силой. Он тренировался очень упорно, поэтому его тело было прекрасно развито. Наши тренировки в то время сводились, в основном, к дыхательным упражнениям, практике ката и набивке предплечий".

С 1935 по 1937 гг. Ямагучи жил на Окинаве, где углубленно постигал суть кумитэ (поединков), а также психологические и энергетические аспекты каратэ. Хотя после 1947 г.  Ямагучи развивал собственное направление в Годзю-рю, он сохранил глубочайшее уважение к окинавскому каратэ. Он называл его "первобытным", в смысле истинного искусства боя насмерть, не имеющего ничего общего с соревнованиями, где поединки проходят по правилам, со всеми их условностями.

С 1938 по 1945 гг. Ямагучи жил в Манчжурии, где выполнял задания японских спецслужб. Об этом периоде его жизни существует множество легенд. Рассказывают о многочисленных дуэлях с разными бойцами, о схватках с животными. Следует заметить, что Манчжурия периода японского господства (1932-1945) притягивала к себе многих людей, сыгравших не последнюю роль в истории современных боевых искусств. Среди них Кин Рю (основатель Дзюкэндо), Мацуяма Синсукэ (основатель Кэнпокан-рю), Мотидзуки Минору (основатель Есейкан-Айкидо), Накано Мичиоми (основатель Сериндзи-Кэнпо), Накаяма Масатоси (реформатор Нихон-Каратэ-Кекай).

Однажды, Ямагучи проводил проверку моста через реку Нондзянь. Мост играл важную стратегическую роль и являлся первичной целью для вражеских шпионов. Ямагучи, притворившись местным жителем, следил за подозрительными личностями, которые появлялись в районе моста. Как-то вечером он заметил двоих, подходящих под эту категорию, а когда он начал задавать им вопросы, они напали на него. Один из нападавших пытался вытащить пистолет, но Ямагучи ударом ноги обезоружил нападающего и затем уложил его ударом руки. Второй бросился на Ямагучи с ножом, но тому удалось "вырубить" врага ударом ребром ладони. В другой раз, три бандита пытались схватить Ямагучи, но он отключил всех троих и доставил в тюрьму.

Для Ямагучи это были вполне обычные проблемы, но дважды за время своего пребывания в Манчьжурии он, по его собственным словам, был вынужден действовать на пределе возможностей.

Первый случай призошел во время боя Ямагучи с Рю Каку Рей, мастером китайской системы рукопашного боя. Ямагучи услышал об этом мастере от одного из своих осведомителей и поначалу пришел посмотреть на него из чистого любопытства. Ямагучи представился мастеру Рю, и после дружеской беседы они решили провести поединок. Рю Каку Рей разработал собственную систему боя и назвал её "стиль дракона". В то время мастеру Рю было 67 лет (Ямагучи около 30), он выглядел тощим и слабым. Но Ямагучи пришлось убедиться в том, что Рю Каку Рей являлся достойным противником. Ямагучи свел бой в ничью (так он называет это впоследствии, т.к. бой завершился двойным нокдауном), но, по всей видимости старик поразил его, заставив полностью выложиться в тяжелом поединке.

Второй случай имел место в мае 1945 г., практически перед самым окончанием войны. В ставку японского командования поступила информация о планировании наступления на город, в котором в это время находился Ямагучи. Командование проигнорировало это сообщение, но сам Ямагучи находился в тягостном ожидании. Наконец, "тысяча коммунистических бандитов" атаковали город. Позже в своей книге Ямагучи так описывает произошедшее в тот день:

- Что-то случилось, - сказал я г-ну Сидзюку. Тут же мы услышали выстрелы и звуки ожесточенного сражения, вспыхнувшего у ворот.

- Они идут! Отведите людей наверх. Я останусь внизу.

Мои подчиненные последовали моим указаниям, а я, взяв два револьвера, укрылся под лестницей. Повсюду слышались крики, бандиты наводнили город, убивая мирных жителей. Люди метались между домами, свистели пули, в городе царил хаос. Группа бандитов на лошадях остановились у дверей нашей конторы. Завязалась ожесточенная перестрелка, я отстреливался до тех пор, пока не закончились патроны в обоих револьверах. Человек 20 бандитов, вооруженных ружьями и мечами, прорвали нашу оборону. Пять или шесть бандитов выломали прикладами ружей входные двери и ринулись в помещение.
Отбросив бесполезные револьверы в сторону, я приготовился защищать свою жизнь при помощи каратэ.

В комнате царила кромешная тьма и бандиты не могли использовать оружие, боясь перестрелять друг друга. Я тренировал способность видеть в темноте и знал, что спокойно могу обезвредить от четырех до пяти человек одновременно. В сложившейся ситуации я мог убрать противников по очереди, одного за другим. Я увернулся от первого нападающего, который пытался ударить меня прикладом ружья и, поворачиваясь вправо, нанес ему круговой удар ногой в область паха. Противник вскрикнул и рухнул на пол. Один из бандитов, стоящий сзади, выстрелил, но промахнулся. Мой локоть с огромной силой вонзился ему в живот. И тут же, где-то в районе моей правой руки промелькнул окровавленный китайский меч, владелец которого рухнул на пол, сраженный ударом моего кулака. 
Бой представлял собой полную мешанину, но к счастью, маленькая ширина комнаты давала мне определенное преимущество. Оставшиеся противники ринулись на меня и как только они оказались на расстоянии удара я нокаутировал их, используя нукитэ, хидзи-ате, шуто и сейкен. Когда бандиты пытались применить ружья, я использовал техники тоби-гери и йоко-гери. В этом бою я дрался свободнее, чем в процессе тренировочного боя, т.к. не испытывал необходимости заботиться о здоровье и безопасности партнера.

Несколько бандитов попытались прорваться по лестнице наверх, но были сметены шквальным огнем моих людей, которые защищали женщин и детей, укрывшихся на втором этаже. Я же атаковал врагов используя тычки в глаза и удары в пах. Я не терял надежду на то, что мы сможем продержаться до прихода помощи. Внезапно, около входной двери послышались крики и бандиты бросились врассыпную. Впоследствии оказалось, что в тот момент они получили приказ об отступлении.

Мои люди спустились вниз и окружив меня, наперебой задавали вопросы о моем самочувствии. К счастью, я отделался только порезом на левой руке. Я поднялся наверх и выглянув из окна, увидел отступающих бандитов, уносивших украденное оружие, порох и боеприпасы. Было 7 часов утра. Как только я осознал, что бандиты отступили, я внезапно лишился всех сил и устало опустился на пол. Я сражался с ними около 40 минут.

          "В 1945 году, в результате русско-японской войны, огромное количество японских военнопленных были отправлены в отдаленные районы Сибири и Центральной Азии для выполнения строительных работ." (Александр Солженицин "Архипелаг ГУЛАГ). В конце войны русские войска захватили Манчьжурию."

Среди тысяч японцев, попавших в русский плен, был и Ямагучи. После того, как он провел несколько месяцев в лагере для военнопленных, его перевели в трудовой лагерь в Монголии, где он провел более двух лет.

Солженицин и другие писатели рассказали миру об условиях жизни в русских трудовых лагерях и лагерный режим, о котором рассказывал Ямагучи, полностью совпадает с рассказами других свидетелей: беспрерывный скрип колес рабочих тачек, мизерный паек и уменьшение пайка, при невыполнении трудовых норм, утренние разводы, которые назывались "утренняя молитва" и т.п. Тысячи японцев погибли в подобных лагерях. Ямагучи резко контрастировал с другими заключёнными: он держался уединённо, спокойно работал, а по вечерам выполнял странные упражнения, которые включали шаги, медленные движения руками, напряжение мышц и силовое дыхание с громким выдохом. Именно в плену он, якобы, победил тигра, которого специально привезли в лагерь, чтобы укротить странного заключённого. Через несколько дней после этого поединка Ямагучи бежал. Хотя, по другой версии, он был освобождён и репатриирован. 18 ноября 1947 г., он, наконец, увидел берега Японии. В декабре этого же года Ямагучи вернулся в Токио.

Ямагучи был глубоко шокирован состоянием послевоенной Японии. Больше всего его поразило не разруха, а резкий упадок духовности. Он понял, что его миссия состоит в том, чтобы учить боевому искусству, обучать японскую молодежь "вкусу сражения - или сути самой жизни".

В 1948 г. он открыл свой додзё, а в мае 1950 основал Всеяпонскую организацию каратэ Годзю-кай. Ниппон Годзю Кай (Японская Ассоциация Годзю) занималась преподаванием традиционного стиля Годзю, но имели место и отличия от окинавского варианта стиля. Эти отличия заключались, например в расстановке акцентов при выполнении ката, кроме этого, существовали незначительные отличия в стойках. 
Годзю-кай представляет собой более "легкий" стиль, в нем практически не используется дополнительное оборудование. Подобно большинству школ японского каратэ, в Годзю-кай уделяют больше внимания использованию ног и практике свободного поединка. Свободный спарринг проходит на более короткой дистанции, чем в других направлениях японского каратэ. Обращают особое внимание на использование блоков раскрытой рукой и добиваются плавного, текучего исполнения  техники. Еще одним отличительным элементом является использование ударов ногой в пах, удар выполняется подъемом стопы, в спарринге он наносится по внутренней части бедра.

Мастер Ямагучи устраивал многочисленные турниры, а в своем додзё в Токио восстановил древнюю традицию "ути-дэси", - приближенных учеников, "элиты" школы. Спортивные соревнования, начавшие постепенно получать распространение в каратэ, Ямагучи не любил. Но, как вспоминает младший из его сыновей, Госи, при этом он требовал от учеников, чтобы они побеждали, если уж принимают участие в спортивных поединках.

Ямагучи знал множество приемов, но специализировался в основном на ударах локтями и ногами. Он наносил их с необычайной скоростью и мощью. Из гэри-вадза он предпочитал прямой и круговой удары в связке. Ямагучи каждый месяц направлялся в горы (часть методики Ямагучи — тренировки в горах, отработка ката Сантин — взял на вооружение основатель Кёкусинкай Масутацу Ояма), где медитировал и выполнял ката Сантин под струями ледяного водопада. Раз в месяц он вывозил туда же своих учеников. Утро начиналось с того, что все они обливались холодной водой, затем совершали пробежку по узким каменистым тропинкам к водопаду, в водах которого они выполняли ката Сантин ("Несколько лет ежедневных усилий, и она (эта ката) начинает дарить вам необычные ощущения и сверхъестественные возможности" – говорил Ямагучи). Потом также бегом они направлялись к ближайшему храму совершать короткую медитацию. В обычные дни он вставал рано утром, час посвящал выполнению ката, затем завтракал, разбирал корреспонденцию и отдавал распоряжения помощникам. После этого, с десяти утра до вечера, начинались тренировки под его руководством. Лучшие его ученики были психологически очень устойчивы. Кэтрин Лукопулос, восемь лет выступавшая за сборную США по каратэ, рассказывала, что во время одной из поездки в Японию, члены американской команды зашли посмотреть тренировку, которую вел Ямагучи. Во время свободного поединка один из бойцов пропустил мощный удар в лицо. Посыпались зубы. Но он не ушел с занятия. И даже не остановился. Он подобрал обломки зубов с пола, засунул их за пазуху и продолжил драться! Американцы были шокированы. Принципом Ямагучи было: "Тренируйся так, чтобы мог принять удар любой силы, и так, чтобы противник от твоего удара не оправился". Даже в старости он выдерживал любые атаки в корпус и даже боковую часть головы.

В 1964 Ямагучи был одним из инициаторов образования Всеяпонской Федерации каратэ-до, которая позже взяла на себя наибольшую часть забот по распространению каратэ за рубежом. Император Японии наградил его титулом Рандзю-хосе (1966 год).

Умер Ямагучи Гогэн 20 мая 1989 г. (есть версия, что он покончил с собой). После себя Ямагучи оставил огромную организацию, которой руководят теперь трое его сыновей и две дочери.

В заключение публикуем знаменитую историю о бое Ямагучи с тигром, который состоялся во время его пребывания в советском трудовом лагере (в целях сохранения достоверности публикуется в неизменном виде без сокращений и редакции).

 

Мастер по прозвищу Кот

 

Ямагучи не был похож на остальных заключенных. Он сохранял независимость. Работал молча и без жалоб, выполнял приказы охранников - делал все, что от него требовали. Но вечером, закончив работу, Ямагучи не разделял компанию других заключенных. Отойдя в дальний угол лагерного двора, он вставал неподвижно и начинал дыхательные упражнения. Охранники не решались мешать ему - они видели не несчастного пленника, а бойца, полного сил и решимости.

Ямагучи делал каждый вечер одни и те же упражнения. Они включали шаги, медленные движения руками, напряжение всех мышц и силовое дыхание - с громким выдохом «ха - ах». На лице Ямагути при этом было выражение полной концентрации, а во взгляде - столько внутренней силы, что охранникам становилось не по себе.

Охранники ненавидели Ямагучи, но больше всех он раздражал начальника лагеря. На одного охранника здесь было двадцать пленных, и для поддержания дисциплины требовалось запугать заключенных. Ямагучи мешал лагерной системе, поэтому начальник лагеря, собрав охранников, сказал им:

- Делайте что хотите, но он должен сломаться.

Охранники хорошо знали свое дело. Они могли легко сломать любого, кто попал в лагерь. Почти любого. Они начали с того, что не давали Ямагучи спать. Каждые десять минут кто-то будил его, и так - всю ночь. Но утром Ямагучи работал как нормально выспавшийся человек, а вечером все так же делал свои упражнения.

«Все дело в этих упражнениях, - решили охранники. - Не давать ему заниматься, и он сломается».

Они заперли Ямагучи в карцер - камеру, в которой невозможно было встать прямо и с трудом можно было сесть, - голова Ямагучи почти касалась потолка, а согнутые скрещенные ноги упирались коленями в стены. Два раза в день охранники приносили черный хлеб и воду. И с интересом наблюдали, что будет делать пленник. А Ямагучи не бросил свои упражнения. Он все так же напрягал мышцы и дышал, а остальное время сидел неподвижно, погрузившись в медитацию.

Прошло несколько недель, и начальник лагеря решил, что Ямагучи лучше выпустить из карцера - все равно бесполезно, а чем дольше он там просидит, тем больше его начнут уважать остальные заключенные. Двое охранников приготовились нести его - обычно тот, кто провел в карцере столько времени, сколько он, был не в состоянии встать. Но Ямагучи поднялся на ноги и шел сам, его походка была немного неуверенной, но твердой, и он не выглядел сильно уставшим.

- Да, силен, - сказал один охранник другому. - Но мы еще посмотрим, кто кого.

Ночью они привели Ямагучи в комнату охраны и избили его. Реакция пленника поразила охранников - ничего подобного они раньше не видели. Дыхание Ямагучи оставалось ровным, а его лицо было совершенно спокойным, как гладь озера. Он не шевелился, и взгляд его был отсутствующим. Охранники не смогли вывести его из этого транса, так и отнесли обратно.

Избиение продолжалось еще несколько дней. Но было совершенно ясно, что пленник не чувствует боли. Он как бы уходит из своего тела, и удары принимает пустая оболочка. Охранникам стало ясно, что и этот метод не сработал. Да, этот пленник силен духом. Настоящий воин. Может быть, этим удастся воспользоваться, чтобы, наконец, сломать его.

Через несколько дней в ворота лагеря въехал грузовик. В кузове стояла клетка, а в клетке рычал крупный тигр. Охранники установили клетку с тигром посреди лагерного двора.

Начальник лагеря оставил свой кабинет и вышел взглянуть на зверя. Мощный самец в самом расцвете сил - уже опытный, но не старый, как раз такой, который легко сможет убить человека.

- Три дня не кормить, - приказал начальник. - А потом он позавтракает этим упрямцем.

Тигр ходил взад-вперед по клетке. Видно было, что настроение у него плохое - еще бы, три дня голодный. Заключенных построили вдоль стены перед клеткой. Ямагучи вывели вперед.

- Раздевайся, - приказал начальник лагеря.

Ямагучи послушно снял с себя всю одежду.

План начальника был хорош. Если Ямагучи захочет избавиться от боли, он войдет в транс. Но тогда он не сумеет погибнуть как герой. В любом случае все увидят, как он будет побежден.

Два охранника палками отогнали тигра от двери клетки. Еще один отодвинул засов и приоткрыл дверь. Ямагучи оттолкнул охранников, которые держали его, и вошел в клетку сам, расправив плечи и держась прямо.

На лице Ямагучи было то самое выражение силы и концентрации, которое появлялось, когда он делал свои упражнения. Он смотрел на тигра, и в его взгляде не было страха. Тигр не двигался. Неужели он испугался?

Тигр присел, готовясь к прыжку. Ямагучи сделал шаг в сторону и ударил зверя ногой точно в нос. Тигр тряхнул головой и фыркнул, давая Ямагучи долю секунды, которой хватило, чтобы подойти к зверю сбоку. Ударив тигра локтем в ухо, Ямагучи прыгнул ему на спину. Тигр завертелся на месте, пытаясь достать зубами и сбросить человека со своей спины. Но Ямагучи держался крепко. Он сжимал коленями бока зверя, а руками обхватил его шею и тоже крепко сжал. В глазах тигра появился страх. Он еще раз попытался укусить, но зубы щелкнули в воздухе. Ямагучи не ослаблял хватку.

Тигр двигался все медленнее, потом остановился. Его глаза затянулись пленкой, и свирепый зверь упал на пол клетки как мешок. Ямагучи все еще не отпускал его, прислушиваясь к дыханию. Когда тигр перестал дышать, человек слез с его спины и встал во весь рост.

Подошел охранник и открыл дверцу клетки. Его глаза случайно встретились с глазами Ямагучи. Охранник закричал от ужаса и убежал. Ямагучи посмотрел на заключенных, стоявших у стены. Они увидели в его глазах силу, энергию и боевой дух. Когда Ямагучи выходил из клетки, шесть охранников держали его под прицелом автоматов. Им было страшно.

А через несколько дней Ямагучи исчез. Никто толком и не понял, как ему удалось бежать. Несмотря на приказ начальника лагеря, охранники категорически отказались искать беглеца.

 

 

- Это не простой человек. Он убил тигра и взял его силу, - говорили они.